Гость Панкор

Зырянская лайка.

Recommended Posts

Гость Панкор

ЗЫРЯНСКАЯ ЛАЙКА

post-5-0-23007300-1301819720_thumb.gif

Рост: Средней высотой нужно считать 56 см. с отклонением в обе стороны на 2—3 см.

В редких случаях отдельные экземпляры достигают 60—65 см.

Вес: должен соответствовать росту собаки.

Окрас:черный с подпалинами. Кроме того, встречаются экземпляры различных оттенков серого: светло-серо-желтые, темносерые волчие, серые с голубизной. Пестрые окрасы обычно не встречаются.

Шерсть: не длинная. Состоит из плотного тонкого пуха (подшерстка) и более грубой длинной прямой ости (шерсти). Подшерсток всегда или светлее ости или реже другого оттенка. Например, у черных зырянских собак он бывает темно-серого или темно-бурого.

© Источник: http://www.piterhunt.ru/

Из книги: Ливеровский Ю. "Лайка и охота с ними", 1927 г.

ЭКСТЕРЬЕР современной ЗЫРЯНСКОЙ ЛАЙКИ

ОБЩИЙ ВИД:

Общее впечатление легкой, быстрой, изящной собаки.

ПРОПОРЦИИ:

Отношение длины всей передней конечности к длине тела, считая от конца носа до основания хвоста, у зырянской лайки 59%. Проф. А. А. Смирнов указывает у волков аналогичные цифры, у прибылого 6б%, у матерого 71%. Шакалы дают % более низкий-—самки 46%, самцы 41 %.

ГОЛОВА / МОРДА:

Голова сухая, сверху треугольной формы, не очень широкая во лбу (у сук уже, чем у кобелей), щипец тонкий, острый, длинный, нижняя челюсть значительно короче верхней. Затылочный бугор выражен резко. Длина черепа от затылочного бугра до линии, соединяющей внутренние углы глазниц, приблизительно равна лицевой части черепа — от этой же линии до конца носа. Лобные пазухи развиты более, чем у карельской собаки старого типа, но не очень. Лоб достаточно плоский, и собаку нельзя назвать лобастой. Перелом не резкий.

ГЛАЗА:

Глаз коричневый, небольшой, слегка удлиненно прорезан, поставлен мало косо.

УШИ:

Ухо острое, длинное, довольно широкое в основании (около 7 сант. в среднем).

Уши посажены довольно высоко, держит их собака близко друг к другу (в состоянии внимания).

НОС:

Чутье крупное, однотонно черного цвета, с широко открытой ноздрей (темно-коричневый допустим только у белых экземпляров, обычно, уже не чисто зырянских).

ШЕЯ:

шея короткая, мускулистая, хотя загривок всегда преувеличивает ее толщину.

ТУЛОВИЩЕ / КОРПУС:

Туловище — легкое, плотное, мускулистое, слегка борзоватное, грудь глубокая и притом широкая между плече-лопаточными сочленениями (в среднем 14—15 снт.); Спина прямая, широкая (у кобелей в особенности).

Колодка не растянутая, но длинноватая (в особенности у суки). Часто встречающаяся растянутость есть или индивидуальный порок, или следствие примеси вогульской крови.

В общем колодка зырянской лайки длиннее, чем у карельской.

Поясница (от последнего спинного позвонка до начала крестца) недлинная, мускулистая.

Крестец — короткий, не свислый.

Костяк развит хорошо. Многие лайки часто страдают излишней костистостью, утяжеляющей собаку. Ребро производит впечатление низко опущенного, но меньше, чем у карельской, и в особенности вогульской лайки.

КОНЕЧНОСТИ:

Плечи — прямые.

Высокопередость — незначительная, меньше чем у вогульской лайки (на высокопередость указывал Ширинский-Шихматов).

Кость в ногах, как на то указывал еще Ширинский-Шихматов, сухая, тонкая, легкая с собранной в комок лапой (стопой).

Мускулатура обычно сухая, прекрасно развитая.

ХВОСТ:

Типичной для зырянской собаки будет манера носить хвост в виде некрутого завитка, слегка положенного на крестец и очень редко в виде плотной спирали.

ВОЛОСЯНОЙ ПОКРОВ (ПСОВИНА):

Псовина зырянской лайки—не длинная. Она, как, впрочем, и псовина всех отродий лаек, состоит из плотного тонкого пуха (подшерстка) и более грубой длинной прямой ости (шерсти). Подшерсток всегда или светлее ости или реже другого оттенка. Например, у черных зырянских собак он бывает темно-серого или темно-бурого.

Грива—(род широкого пушистого ошейника, образованного более длинным прямым волосом) и очесы (нечто вроде бакенбард на месте соединения головы и шеи) развиты не очень сильно.

Плечи одеты богаче, нежели остальная часть туловища.

Голова и ноги покрыты короткой шерстью с незначительным подшерстком.

ОКРАС:

Преобладающим цветом типичной зырянской лайки еще Ширинский-Шихматов считал черный с подпалинами. Черный цвет остался наиболее типичным и сейчас. Кроме того, встречаются типичные экземпляры различных оттенков серого: светло-серо-желтые, темносерые волчие, серые с голубизной. Пестрые окрасы обычно не встречаются в константных экземплярах зырянской лайки и указывают, если не на прилитие совершенно посторонней крови, то, во всяком случае, на скрещивание между отродиями. Точно также не редкий на Печоре и редкий на Вычегде—белый окрас встречается у экземпляров с вогульской или самоедской кровью. Желтый (лисий) окрас не типичен и встречается очень редко.

Распределение масти, столь характерное для карельской лайки, когда спина темнее основного туловища и окраска постепенно светлеет к конечностям, при чем конечности и голова светлее даже у серых зырянских собак,—выражено слабо.

РАЗМЕРЫ:

В. И. Белоусов (В. И. Белоусов (Опыт обследования соболиного промысла и промысловой охоты вообще в Чердынском и Верхотурском уездах Пермской губернии).), в свое время обследовавший зырянскую лайку на Печоре и Урале, определяет ее среднюю высоту в 65—70 см. (Ширинский-Шихматов— 60—61 см.). Произведенные мною измерения даже для Печорскаго района не дают подобной цифры. Средней высотой зырянской лайки нужно считать 56 см. с отклонением в обе стороны на 2—3 см. В редких случаях отдельные экземпляры достигают 60—65 см. Выше 65 см. мне собаку видеть не удалось ( Вероятно, средний рост зырянской лайки со времени Ши-ринского-Шихматова до наших дней (за 30—40 лет) под влиянием вырождения уменьшился.).

НЕДОСТАТКИ: Любое отклонение от вышеприведенных требований считается недостатком, и его серьезность оценивается строго пропорционально степени его выраженности.

Любая собака, имеющая явно физические или психические отклонения должна быть дисквалифицирована.

P.S. Кобели должны иметь два нормально развитых семенника, полностью опущенных в мошонку.

Происхождение зырянской лайки

Голова волка

История зырянского народа говорит о его прежнем более широком распространении (Пермь Великая). Еще в древние времена зырянам приходилось соприкасаться не только с завоевателями русскими, но с вогулами, остяками и самоедами, иногда союзниками, иногда врагами. Теснимые с запада и юга, зыряне постепенно проникали на север и северо-восток, оттесняя вогулов, остяков и самоедов. Поэтому, вероятно, и зырянская лайка с древнейших времен складывалась под влиянием вогуло-остяцких, самоедских, а, может быть, и карельских элементов, т. е. под влиянием смешения волкообразного и шакалообразного типов. Длительность процесса и консервирующие условия севера все же позволили ей обратиться в довольно константную расу. Однако, экстерьерные, а в особенности психические свойства шакалообразной и волкообразной группы до сих пор продолжают менделировать, и поэтому среди зырянских лаек мы можем наблюдать собак, приближающихся то к зверовому, то к промысловому типу. В целом же зырянская лайка является смешанным шакало-волкообразным типом, и, несмотря на чистоту крови, — собакой, на которую оказало сильное влияние одомашнивание, т. е. очень далекой по экстерьерным признакам от волка и шакала. Такой зырянскую лайку описывал еще 30—40 лет назад А. А. Ширин-ский-Шихматов ( A. А. Ширинский-Шихматов. Северные собаки. „Природа и охота" за 1896 г. январь ), и такой она осталась до наших дней. Ширинский-Шихматов подчеркивал это отсутствие зверовидности, сравнивая зырянскую лайку с карельской волкообразной; так как вопрос о происхождении северных собак в те времена еще не разрабатывался, — он категорически отрицал в зырянской лайке присутствие волчьей крови и считал ее родоначальницей дикую длинноухую остроухую собаку.

Внутренние психические качества и охотничьи задатки зырянской лайки

Вслед за Ширинским-Шихматовым (Дмитриева-Сулима. Лайка и охота с ней. Швецов, Н. Совр. Вог. Лайка) немногие авторы, писавшие о лайке, считали зырянскую собаку упрямой, дикой и вовсе не поддающейся дрессировке.

Мнение это совершенно не соответствует действительности, по крайней мере по отношению к современной зырянской лайке.

Не надо, конечно, забывать, что суровые первобытные условия существования и „воспитания" накладывают на зырянскую собаку известный отпечаток (как и на всякую лайку, выросшую на севере). Однако, даже взрослая зырянская лайка, попадая в культурные условия, быстро ориентируется в окружающей обстановке и довольно легко поддается дрессировке. Встречаются кобели, очень свирепо относящиеся к себе подобным, но по природе зырянская лайка общительна, предана хозяину и вовсе не угрюма. Зырянская лайка менее злобна, чем карельская. Злобность зырянской лайки проявляется прежде всего по отношению к зверю. По отношению к чужому человеку злобность ее разумная, и совершенно не походит на нервную ненависть, которой заражены очень многие немецкие овчарки и доберман-пинчеры.

От скверной привычки резать скот, свойственной почти всем зырянским лайкам, они—обычно—отучаются довольно быстро (Конечно есть исключения.). Воспитывая зырянскую собаку со щенячьего возраста ее можно с успехом приучить ко всем тем тонкостям, на которые способны только наиболее талантливые представители собачьей семьи.

Поиск зырянской лайки быстр и широк. Многие считают его более широким, нежели у других отродий, но, по моему, такое утверждение рисковано.

Условия не только крупно-зверовой, но даже мелкозверовой и птичьей охоты с лайкой на севере требуют широкого поиска собаки.

Если взятый в абсолютных цифрах запас зверя и птицы на нашем севере все еще велик (в особенности по склонам Северного Урала), то плотность дичи — ее количество, приходящееся на единицу поверхности необозримых северных лесов, весьма невелико. В неурожайные на пушнину и птиц годы—эта плотность вовсе ничтожна. Средняя дневная добыча Печорского промышленника 2—3 белки, хорошая 5 шт. и выдающаяся 8. Это за целый день упорной ходьбы с собаками.

Вот такая то незначительная плотность дичи и требует от собаки широкого поиска.

Поиск, конечно, разнится даже у собак одного отродья. Он обусловлен как особенностью рабочего экстерьера данной собаки, так и ее специальностью. Мне приходилось видеть зырянских лаек с коротким поиском, но это были плохие собаки, ибо если нет хорошей лайки с коротким поиском, то тем более не типичен он для собак зырянского отродья.

Чутье у зырянской лайки превосходное. ft. ft. Ширинский-Шихматов отводит ему, наравне с чутьем вогульских собак, первое место в семье лаек (А. Я. Ширинский-Шихматов. Отчет судьи по отделу лаек 1-ой Всероссийской выставки Всекохотсоюза. "Охотник" за 1925 г. № 12, стр. 25-27. ).

Голоса у зырянских собак звучные, тонкие.

Также выше, чем у других отродий, развиты у зырянской лайки зрение и слух.

Зырянская лайка обладает громадным запасом вязкости, в особенности необходимой для крупнозверовой и Соболевой собаки, и вообще по охотничьим качествам стоит очень высоко.

Зырянская лайка

post-5-0-50218500-1301819867_thumb.gif

Работая периодически в течение 1925, 26 и 27 г. на нашем Европейском Севере и Западной Лапландии до Северного Урала, я занимался наблюдением над обитающими там лайками различных отродий. Мне пришлось убедиться в сравнительно удовлетворительном состоянии в смысле чистоты крови зырянской лайки. Благодаря изолированности местообитания, зырянская лайка сохранилась в пределах Автономной Области Коми в большом количестве и, притом, не только в районах, где охотничий промысел все еще продолжает быть основой бюджета крестьянина (например, Печорский район), но и там, где промысловая охота, под влиянием изменения экономики края, отходит на второй и третий план (Вычегодский район). Границы массового коренного распространения зырянской лайки в общем совпадают с границами Авт. Обл. Коми, занимая, примерно, Верхне-Вычегодский, Печорский и отчасти Мезенский бассейны. Вообще же зырянская лайка распространена гораздо шире. Ее можно встретить в при-уральской части Западной Сибири (где она постепенно вытесняет вогульских и остяцких собак), в области Северного и Среднего Урала, в Верхне-Кам-ском районе и в других местах. Но встречаясь там среди разнородных собак или реже среди лаек других отродий (См., наприм., у Швецова в статье „Современная Вогульская лайка". „Уральский Охотник" за 1926 г. № 1, 2), —зырянская собака несет значительное количество посторонних кровей и уже не представляет из себя константной расы. Это тот тип ублюдков лайки, который Ф. Ф. Крестников (См., .Уральский Охотник" за 1926 г. Крестников Ф. Ф. Заметки о лайках. ) назвал „северными промысловыми дворняжками", и, наблюдая которых, он пришел к совершенно неверным выводам о якобы уже совершившимся еще 40—50 лет назад повсеместном исчезновении лайки и замене ее этими „промысловыми дворняжками".

Скажем теперь несколько слов о районах коренного распространения зырянской лайки.

I. Верхне-Вычегодский район. Зырянская часть Вычегды и ее бассейн. Исконная зырянская земля. Охотничий промысел в общем здесь имеет второстепенное значение, хотя местами, особенно в виде подсобного, распространен очень широко.

Именно здесь чаще всего встречается типичная зырянская собака, сохранившаяся у зырянина—охотника (и даже у не-охотника, в виде сторожевой).

II. Печорский район ( Дмитриева-Сулима („Лайка и охота с ней") со слов Подороди выделяла Печорскую лайку в особое „Печорское" отродье. Но это, как выяснится из дальнейшего, неправильно.). Печора и ее бассейн представляет исключительный интерес, так как здесь охотничий промысел один из основных (а иногда основной) источников существования населения. Имея громадное протяжение (длина одной Печоры 1.800 в.), район этот не однороден по своим физико-географическим экономическим и даже этнографическим условиям.

Верховья Печоры заселены русскими, преимущественно живущими охотничьим промыслом. Их лайки, в массе, представляют из себя продукт смешения зырянской, вогульской и реже самоедской собаки. Встречаются и типичные зырянские и реже вогульские собаки, взятые „из зырян и вогул". Не лайки—не встречаются.

Средняя Печора и Ылыч заселены зырянами. Охотничий промысел—один из основных источников существования. Здесь не редки типичные зырянские лайки. В общем же, при явном преобладании зырянских черт, большинство собак несет определенные следы примеси лаек вогульской или реже самоедской крови. Это вполне естественно, так как с древнейших времен колонизовавшие Печору зыряне соприкасались здесь с вогулами и самоедами. Такое соприкосновение продолжается и сейчас (Средне-печорцы ходят лесовать на Урал и за Урал, где районы их охоты соприкасаются с районами вогулов и остяков. Зыряне вообще постепенно просачиваются в Зап. Сибирь, колонизуя ее приуральскую часть. Самоедские охотники, зимой покидая Большеземельскую тундру, довольно далеко поднимаются со своими стадами по Печоре в ягельные боры и т. д. ). Теперь при условии преобладания зырян над количественно незначительными и явно вымирающими остяками, вогулами и самоедами—зырянская собака вытесняет вогульских и самоедских лаек.

Низовья Печоры. Печора здесь пересекает тундру. Население—русские, зыряне и самоеды—ориентируется уже на семужный промысел, оленеводство, скотоводство и только отчасти на добычу песца и лов белой куропатки (без собаки). Район этот самый неблагоприятный для охотничей лайки. Здесь преобладают собаки оленного типа, а в крупных (сравнительно) населенных пунктах у служащих немало разнопород-ных собак. Зырянская лайка встречается преимущественно у ижемских зырян, но обычно она носит явные следы примеси самоедских оленьщиц.

Итак, для изучения зырянской лайки наибольший интерес представляют Верхне-Вычегодский и Средне-Печорский районы.

При отсутствии какой бы то ни было статистики невозможно выразить численно количество лаек для такого громадного района (сравнительно плотно заселенного), как бассейн зырянской Вычегды и Печоры. Количество это огромно, оно исчисляется десятками тысяч. Зырянской лайке поэтому придется сыграть крупную роль в деле возрождения лаек.

В рассматриваемой части Печоры, собак иных пород или беспородных встретить почти нельзя. Если они и попадаются (не более 1%, и то не везде), то тонут в массе лаек и никакого засорения крови зырянской собаки не вызывают.

В Вычегодском районе дело обстоит сложнее; там не мало крупных населенных пунктов (например, Усть-Сысольск, Усть-Кулом), где лайка отступила или отступает на второй план перед разнопородными или беспородными собаками. Но наряду с этим есть не мало деревень, где зырянская собака сохранилась в чистом виде, и других собак, кроме лаек, нет.

Вырождение зырянской лайки несомненно идет. Однако, основные причины вырождения отнюдь не скрещивание с разнопородными собаками. Вырождение наблюдается и там, где других собак, кроме лаек, нет. Оно обычно выражается не в появлении у лаек признаков, характерных для чуждых кровей (тупая морда, висячее ухо, брылястность, волнистая псовина, а прежде всего в измельчании собак, в порочности их рабочего экстерьера (слабая, растянутая спина, подлы-жеватость и размет лап, узкая неглубокая грудь и т. д.). Причины вырождения зырянской лайки те же, на которые указывали разные исследователи других отродий лаек, и которые Д. К. Соловьев определил, как результат „полного незнакомства и игнорирования промышленниками принципов кровного собаководства". Диалогичные причины приводят, например, к вырождению у зырян (также как и у русских крестьян) ценного вымского скота и других домашних животных.

Вот целый ряд основных причин вырождения (В отношении зырянской лайки не действует одна из причин, усиливающих умирание многих отродий лаек—вымирание их хозяев, малых народностей Севера.): 1) произвольное скрещивание, 2) кастрация лучших кобелей, 3) отсутствие правильных методов лечения — в результате чего, например, массовое заражение собак глистами, а во время эпизоотии массовая гибель собак. На эпизоотиях следует немного остановиться. За последнее время очередная эпизоотия была в 1925 г. Она разразилась на Печоре и на Вычегде и вызвала местами почти поголовное уничтожение собак. По своим симптомам, по моему, она ближе всего напоминала чуму. То обстоятельство, что ею страдали не только щенки, но и взрослые собаки не должно казаться странным. Благодаря изолированности населенных пунктов, собачья чума не находит благоприятных условий для постоянной инфекции собак промысловых деревень. Обычно собаки выращиваются, не переболев чумой и заражаются ею уже во время периодических эпизоотии. 4) Отсутствие у промышленников не только правильного понятия о характерных экстерьерных признаках лайки, но и вообще о рабочем экстерьере собаки, вызывает выбор щенков и молодых собак по совершенно ложным приметам (Курьезно, что приметы не только у разных народностей, но и в разных (иногда смежных) районах различны. Диаметрально противоположны приметы зырян и лопарей, верхне-печорцев и средне-печорцев. ) (волоски на морде, цвет неба, распределение небных бугорков и пятен). 5) Неблагоприятные условия содержания лайки у промышленников, по моему, наиболее способствуют вырождению лайки (в литературе они обычно обходятся молчанием). Н а Печоре промышленники не отучают собаку резать домашний скот, совершенно ошибочно думая, что отучение собаки от травли скота ухудшает ее азарт к зверю. Поэтому большинство зырянских собак — скотинники, и все лето в период выпаса скота хозяева держат их на коротких цепях. К сожалению, кроме взрослых собак на цепях держат и щенков, у которых отсутствие свободного движения вызывает недоразвитие организма. Неудовлетворительна и кормежка. В верховьях Печоры у русских, а также во многих местах у зырян существует взгляд — „добрая собака сама себя прокормит". В результате, получая летом пищу только из снисхождения и то нерегулярно, верхне-печорские собаки (взрослые и щенки) представляют из себя живые скелеты, покрытые тусклой псовиной. Легко себе представить, как подобное кормление отражается на росте и развитии щенков. Выращиваясь в условиях хронического недоедания, щенки складываются в слабых собак с дефективным костяком. Такие собаки не могут быть хорошими работниками в поле. Это заставляет промышленника заменять качество количеством и держать по-многу собак. Несколько плохих собак не заменяют, конечно, одной хорошей, — поэтому верхне-печорец, имея 3—4 собаки, достает еще новую „из зырян", судьба которой столь же печальна. Очень немногие верхне-печорцы держат по одной, две собаки, кормя их соответственным образом. Обычно это были рослые, крепкие экземпляры, выдающиеся охотницы. К сожалению, эти положительные исключения не получают должной оценки у массы промышленников, и недостаток хорошей собаки в Верхне-Печорском районе продолжает углубляться.

Кормление собак у Печорских и Вычегодских зырян значительно выше, чем у русских, но в общем тоже недостаточно. Правда, оно сильно разнится по деревням и у разных промышленников.

В зырянской Верхней Печоре и по Ылычу — основной летний корм вандыши (небольшие рыбки, похожие на пескарей). На Средней Печоре характерным кормом являются зонтичные растения (Аntriscus, Аngelica и т. д.) залитые кислым молоком, а также болтушка из муки и разные отбросы. В зимнее время корм собаки улучшается тушками белок, но усиленная работа мешает собаке поправиться окончательно. Однако, многие зыряне (в особенности верхние печорцы) относятся более культурно к своей собаке, и у них можно встретить собак в прекрасном теле, а в летнее нерабочее время даже жирных. Такое отношение иногда наблюдается в целой деревне. В 2-х верстах от села Троицко-Печор-ского находится небольшая зырянская деревня „Абар". По словам местного агронома Л. Л. Безукладникова, вообще передовая деревня. Собаки деревни „Абар" поразили меня выдержанным зырянским типом, прекрасным состоянием и чисто выставочным экстерьером. „Абар" — одна из лучших охотничьих деревень и славится охотничьим качеством своих собак, среди которых много зверовых (медвежатниц). Абаровцы держат всего по 1—2 собаки и настолько их ценят, что продажной у них не нашлось ни одной.

Охота с зырянской лайкой на родине

Удачливость охотников при ружейном промысле во многом определялась тем, насколько опытную собаку он имел. С помощью собак велся основной беличий промысел, их использовали при добыче куницы, выдры и других пушных зверей; при охоте на лосей и оленей; при ружейном промысле боровой дичи, исключая рябчика и т. д. Обязательное наличие собаки у каждого промысловика было в дальних походах артелями. Охотничьи собаки у коми относились к группе пород лаек, известной в прошлом под наименованием зырянской лайки. В настоящее время чистота породы не сохранилась. Зырянской лайке были присущи хорошее обоняние, зрение и слух (чутье); упорное преследование найденного зверя или птицы и последующее облаивание (слежка); звучный и доносчивый голос, настойчивость и упорство при поиске, слежке и облаивании (вязкость). Хорошо обученная собака зверя или птицу не рвала, а только "закусывала", за зайцем не гонялась, искала и хорошо брала выдру; встретив росомаху, поднимала ее на дерево и держала до прихода охотника; не боялась медведя а шла на него и "держала". Особенно ценились лайки, одинаково хорошо промышлявшие любого зверя, поскольку редкий охотник мог позволить себе содержать несколько собак с различной специализацией. Хороших собак берегли, на промысле "охотник заботливо относится к своей собаке и скорее сам не доест, а ее накормит" (Ляцкий 1904, С.281).

Обучали молодую собаку в лесу обычно с хорошей, уже бывавшей год-два на промысле лайкой. Хороших,обученных собак продавали очень редко и цены на них были весьма высоки; чаще их меняли на скотину, причем, хорошая собака нередко ценилась выше коровы. Обычно же продаже подлежали лишь щенки. У коми охотников существовала целая "наука" выбора щенков. Знатоки, умевшие по вне шнему виду (экстерьеру) щенка и его поведению определить как его пригодность для охоты вообще, так и на какого зверя он пойдет, когда вырастет, пользовались особым уважением среди промысловиков. Наиболее часто выбор щенков заключался в следующем: еще слепых щенят клали на табурет, оставляли почуявших край табурета и выбраковыволи упавших с него; их бросали в воду и не спасали тех, что барахтались на месте, а не пытались плыть. Внешними признаками доброкачественных щенков считались длинный и толстый хвост, выступающая затылочная кость (будущая "бельчатница"), особое строение неба и т. д. К настоящему времени чистота породы зырянских лаек уже утрачена, а в результате слияния зырянской, архангельской, новгородской, карельской, вотяцкой и других близких пород лаек образовалась русская охотничья лайка (Зелинский 1953, С. 318).

Основной объект промысла верхне- и средне-печорцев, а также вычегодцев—белка. Другие мелкие звери: соболь, куница, норка, выдра, горностай, а из более крупных млекопитающихся—рысь, россомаха, лось и медведь—добываются попутно (Я упоминаю только зверей и птиц, в промысле которых то или иное участие может принимать лайка.). Глухарь и тетерев идут в пищу самого промышленника, не отчуждаясь на сторону.

Почти каждая зырянская собака лает белку, и у зырян в бельчатницах недостатка нет, все же основную ценность, благодаря условиям промысла, у зырян имеет именно хорошая бельчатница. Реальная денежная стоимость выдающейся бельчатницы может даже иногда приближаться к стоимости Соболевой собаки, вобще наиболее дорогой на севере (Так как медведь не занимает важного места в промысле, то и цена на медвежью собаку всегда ниже цены хорошей со-болятницы или бельчатницы. Но она все же несколько выше стоимости средней промысловой собаки. ). Это понятно, так как отношение числа добытых белок со средней и с хорошей собакой при всех равных условиях определяется приблизительно, как 1 :4. Главным образом, поэтому, например, в Щугорском районе в хороший год добыча белки колебалась от 300—350 шт. (средняя) до 1.500 шт. (Другие причины—качество охотника, район лесования— тоже оказывали свое влияние, но едва ли оно было так значительно. Качество охотника на Печоре, где промысловая охота входит в плоть и кровь каждого зырянина чуть не с пеленок— в первую очередь определяется качеством его собаки. Недостатка в охотничьих угодиях на Печоре пока нет.). В плохие же годы без хорошей беличьей собаки и без того тяжелый и плохо оплачиваемый охотничий промысел Печоры и Вычегды становится явно убыточным. В неурожайную зиму 1925—26 г. в том же Щугорском районе на промышленника приходилось самое большее 100 белок, а многие взяли всего 15—25 штук.

При всех своих положительных качествах, зырянская лайка обладает одним крупным недостатком, до сих пор совершенно не отмеченным в литературе. Чистокровная зырянская лайка обычно идет на охоту не ранее 2-х лет. По мнению зырян, чем дальше не лает собака, тем лучше она впоследствии будет, а главное— тем длительней охотничий период ее жизни. Зырянская собака, у которой охотничьи инстинкты пробудились около 1—1,5 лет, работает всего до 6—7 лет. Собака, пошедшая в 2—3 года, работает 10—12 лет.

Правильность такого мнения подтвердить трудно, но, возможно, какая нибудь зависимость между скороспелостью собаки и продолжительностью охотничьего периода ее жизни—есть.

Во всяком случае, факт позднего созревания зырянской лайки только в 2—3 года, если и не играет очень большой роли для промышленника, содержащего по нескольку собак, будет несомненно очень неблагоприятным для любителя, заводящего лайку.

Натаска молодой собаки выражается в стремлении развить ее охотничьи инстинкты, приучить к лесу. Обычно молодая лайка втягивается в охоту со старыми опытными собаками. Остальное дает практика и природные охотничьи задатки. В некоторых местах собаку приучают не трогать некоторые ловушки на зверя и птицу, могущие быть опасными для собаки.

Цена на зырянскую лайку по сравнению с довоенным временем сильно повысилась.

Во время экспедиции в Чердынский и Верхотурский уезды В. И. Белоусова в 1912 г. высшая цена на лайку была 10 руб., средняя 4—5 руб. (Белоусов почему то совершенно не упоминает о соболят-ницах, которые всегда ценились высоко. ) Сам Белоусов не встретил ни одной не продажной лайки и купил двух приличных по охотничьим качествам одну за 4 руб., другую за б руб.

Мы не будем останавливаться подробно на причинах столь низких цен. Они определялись обилием собак на месте, отсутствием спроса со стороны, низкими ценами на пушнину (главным образом, белку) и т. д.

Положение резко изменилось.

Сейчас средняя собака на Верхней и Средней Печоре стоит 20—30 рублей. Выдающиеся 100—300 руб. Многие (лучшие) собаки вовсе не продаются промышленником.

На Вычегде цены примерно те же.

Причин, вызвавших увеличение цены на зырянскую лайку, целый ряд;—прежде всего—увеличение цены на пушнину, затем уменьшение относительного и абсолютного количества хороших собак.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЛАЙКИ И ЕЕ РАЗНОВИДНОСТЕЙ(Из книги: Ливеровский Ю. "Лайка и охота с ними"1927 г

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость Панкор

Из той же книги Ливеровского... Вот какие примеры приводит автор по работе зырянских лаек по медведю.

"Многие зырянские лайки имеют задатки зверовых собак. Однако, хороших медвежатниц мало.

Отдельные зырянские собаки, встретившись с медведем даже впервые, часто проявляют очень высокую работу. Приведу два документально подтвержденных факта.

В начале зимы 1926-27 г. зырянский кобель 2-х лет „Орешек", принадлежащий Петру Семенову Лызлову из дер. Малые Пажгины, ни разу не имевший встречи с медведем, наткнулся на довольно свежий след спугнутого с берлоги зверя. Дойдя по следу до медведя оказавшегося 7 пуд., Орешек атаковал медведя и после ряда хваток загнал последнего на кедр (что вообще бывает редко). Подоспевшие промышленники, не имея другого оружия, кроме беличьих винтовок, легко ранили медведя. Медведь спустился с кедра и преследуемый Орешком пошел на уход, но опять был загнан собакой на дерево. И на этот раз выстрелы по нему не оказали должного результата, и только после продолжительного преследования медведь был остановлен собакой и убит промышленниками.

В конце той же зимы 1926-27 г. зыряне дер. Абар, тоже не имея удовлетворительного оружия, ранили небольшую медведицу на берлоге. 3 лайки, легко шедшие по насту, который глубоко проламывала медведица, совершенно не давали ей ходу. После ряда бесполезных выстрелов, жалея заряды, зыряне прекратили стрельбу, и медведица была убита одним из них ударом койбеть по виску. Азарт некоторых собак по медведю бывает настолько велик, что, заскакивая неосторожно в берлогу, они гибнут под лапой медведя. Поэтому, охотясь на берлоге, зыряне обычно не пускают собак до того момента, когда медведь, если он ранен, не обращается в бегство."

Справка...из "Коми охотник".

В снаряжении коми охотника - лузан (накидка-сумка из очень плотной ткани), на который в особую петлю зацеплялся топор, в карманах - силки, соль, спички, патроны, другое охотничье снаряжение. Как верный друг - кой бедь (шыа бедь) - крепкая палка с заостренным железным наконечником, которая служила лыжной палкой, помогала узнать крепость льда, поставить капкан, разила медведя наповал.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу